Войти:
Свобода в служении!
На главную Блог О группе Дискография Видео Фото Магазин Библиотека Форум Фан-клуб Ссылки
Пока ничего не известно. Мы сами не знаем, когда следующий концерт, честно.
Послушать:
  Двери! Двери!
  Rex :: Rock-Requiem
  Возвращение в Неаполь
  Присутствие
  Это не жизнь!
  Адель
  Тотал контрол
  Ничего нет прекраснее смерти
  Абраксас
  Девять жизней к востоку от Рая возле красных холмов
Сейчас играет:

Двери! Двери!

Инструментальная

Rex :: Rock-Requiem

1.

Rex tremendae majestatis,
qui salvandos salvas gratis,
salva me, fons pietatis.

Recordare, Jesu pie,
quod sum causa tuae viae:
ne me perdas illa die.

Quaerens me sedisti lassus;
redemisti crucem passus.
Tantus labor non sit cassus.

Juste Judex ultionis
donum fac remissionis
ante diem rationis.

Ingemisco tanquam reus:
culpa rubet vultus meus.
supplicanti parce, Deus.
supplicanti parce, Deus.

2.

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.
Te decet hymnus, Deus, in Sion,
et tibi reddetur votum in Jerusalem

Exaudi orationem meam:
ad te omnis caro veniet.

Requiem (x3)
Aeternam dona eis, Domine.
Et lux perpetua luceat eis.

Requiem Requiem
Dona eis, Domine, dona eis, Domine,

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.
Te decet hymnus, Deus, in Sion,
et tibi reddetur votum in Jerusalem(..rusalem, Jerusalem)

Et lux perpetua luceat eis.(x2)

Hosanna Hosanna
In excelsis Hosanna!
Hosanna Hosanna
In excelsis Hosanna!
In excelsis Hosanna In excelsis...

3.

Dies irae, dies illa,
solvet saeclum in favilla,
solvet saeclum in favilla,
teste David cum Sibylla

Quantus tremor est futurus,
quando judex est venturus,
cuncta stricte discussurus.

Tuba mirum spargens sonum,
per sepulcra regionum,
coget omnes ante thronum.

Mors stupebit et natura,
judicanti responsura.
Resurget creatura, judicanti responsura.

Liber scriptus proferetur
in quo totum continetur,
unde mundus judicetur.

Judex ergo cum sedebit,
nil inultum remanebit.
Quidquid latet apparebit.
Nil inultum!

4.

Kyrie eleison. |
Christe eleison. |x3
Kyrie eleison. |

Ho-Ho-Ho-Ho-Ho-Ho-Hosanna!(x8)

Kyrie eleison. |
Christe eleison. |x2
Kyrie eleison. |

Hoooooo-Hoooooo-Hoooooo!

Возвращение в Неаполь

Минули годы, сбылися пророчества,
Вновь я на волны гляжу с корабля.
Друг мой! Отныне мое одиночество,
Уж не разделит тебя от меня.
Друг мой! Отныне мое одиночество,
Уж не разделит тебя от меня.

В море бросаются чайки проворные,
Песни русалок летят к облакам.
Сердце мое, навсегда непокорное,
Днесь продвигается к отчим брегам.

Мраморна дева в святом постоянстве,
Следит, как невидимый праздным глазам.
Белый кораблик из дальнего странствия
К дому скользит по лазурным стезям.
Белый кораблик из дальнего странствия
Тихо скользит по лазурным стезям.

Мрежи расторгнуты, сняты прещения,
В брежных утесах вздыхает прибой.
Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?
Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

В странных широтах, за грозным экватором,
Крест одинокий взывает к звездам.
Вечное Солнце горит над Неаполем,
Вечное Небо смеется волнам...

Присутствие

1.
Реки движутся вспять.
Три часа до прорыва из Нижних миров.
Дан приказ отступать.
В штабе жгут документы несбывшихся снов.
Твердь земная дрожит под ногой.
Древо мира кренится, как башенный кран.
Звезды гаснут одна за другой -
Это орды Магогов идут на таран.

Кемет снова во мгле
На Синайских высотах бушует гроза.
Он уже на Земле!
О, мой Бог, Он уже открывает глаза!

Вместо неба - броня,
Двери Рая закрыты на ржавый засов.
Все ушли без меня,
Я зову, но не слышу родных голосов.
Вижу, словно в бреду,
Как над миром восходит Последний Рассвет.
Сердце, мертвою птицей во льду,
Все твердит о грядущем,
Которого нет.

2.
Придите, слабые народы!
Всепоклонитеся Царю!
Я щедрой дланью вам дарю
Рога бессмысленной свободы.
Во Мне проявлен высший гнозис -
Он в разрушении миров.
Мое касание - теозис.
Низвержен в прах Илдабаоф!

3.
Над водной толщею бездонной,
Над морем, что навек сошлось,
Закатным солнцем озаренный,
Летит последний альбатрос.

В нем нет смятенья смертной дрожи,
В нем нет пустого мятежа -
Он просто делает, что должен,
Пока живет его душа.

В луче закатном оперенье,
Горит, как огненный кристалл.
Скользит по волнам тень креста,
Но лишь наступит миг паденья -
Земля, как перед Днем Творенья

Безвидна станет.

И пуста.

4.
Прошуршал по людям шорох -
"Снег пошел..."
Приумолкли, задышали:
- Хорошо...

Тихо-тихо подплывали
К синему окну,
Нежно-нежно осязали
Тишину.

И с такой тоской глядели
Сквозь решётки - вдаль...
Жизнь - от тьмы до тьмы качели.
Жаль.
Жаль...

Это не жизнь!

Моя любовь сидит на кухне в фиолетовых клубах,
Я раздолбал её надежды молодые в пух и прах.
Она хотела к Авалону с белым лебедем лететь,
А ей приходится над грязной сковородкою корпеть.

Моя любовь сидит на кухне в фиолетовых клубах,
А я разлегся на диване и чешу себе пах.
Она мечтала о слиянии энергий инь и янь,
А вместо янь в соседней комнате валяется пьянь.
"Это не жизнь. - она думает, - это не жизнь!"
Нет, моя милая, именно вот это - жизнь!

Я еле-еле поднимаюсь, в темноте ищу штаны.
Обрушив кресло понимаю, что штаны не так важны.
Я открываю дверь на кухню, говорю: "Да ладно, брось!"
При этом локтем рефлекторно прикрываю себе нос.
"Это не жизнь! - она кричит мне, - Это не жизнь!"
Ох, моя милая, боюсь что это жизнь!

Потом мы курим с ней на пару до шести часов утра,
Мы так курили год назад и мы курили так вчера,
И до утра мы ищем корень наших горестей и бед,
И разумеется находим его именно во мне.
Но это жизнь, что поделаешь - жизнь!
Я не протестую, я знаю - жизнь.

Адель

Пастушка Адель прибежала на луг,
Ромашкам доверить беседу.
Вчера в ее дом с предложением рук явились три юных соседа.
Был Пауль так весел, а Густав так мил,
А Мартин сыграл ей на флейте.
Цветочки, откройте, кто искренним был,
Малютку Адель пожалейте!

Уж вечер настал, и истоптанный луг,
Лишился последней ромашки.
Адель стебелек выпускает из рук,
Сама чуть не плачет, бедняжка,
Еще бы!
Ведь Пауль так весел, а Густав так мил,
А Мартин играет на флейте.
И кто из них сердце пастушки пленил,
Адель не поймет, хоть убейте!

Вот годы промчались, в трактир у моста,
Зашли мы узнать об Адели.
– Адель вышла замуж и стала толста,
Узнать ее вы б не сумели!
– А кто ее муж-то?
– Да вон третью кружку
Пьет он под шницель с капустой!
И хоть подойдете,
Вы вряд ли поймете –
Он Пауль, иль Мартин, иль Густав…

Мораль вывожу не за тем, чтоб смутить
Пастушек, невинных бедняжек,
Мне просто досадно по лугу бродить,
Когда он лишился ромашек.

Итак  –
Пусть Пауль ваш весел, а Густав ваш мил,
А Мартин отрада для слуха.
Но все же,
Три разных дороги
Дадут вам в итоге
Лишь красную рожу да брюхо.
Капустой набитое брюхо!

Тотал контрол

Э файр ин зе скай
Э хелл он зе граунд
Зетс ё дизайе
Лукинг эраунд

Дак ин зе соул
Спирит оф дэс
Тотал контрол
Полный пиздец

Ничего нет прекраснее смерти

Радость моя, вот и все.
Боль умерла на рассвете.
В нежных перстах облаков,
Розовым шелком струится
Еще не родившийся день.

Вздох мой, как стало легко!
Воздух вливается в окна,
Время. Мы вышли из дома,
Мы стоим над обрывом,
Встречая рассвет.

Радость моя, вот и все,
Боли отныне не будет
Золотом плавятся горы
И вспыхнули реки -
Осанна! -
И солнце взошло.

Свет пронизал нас насквозь!
Мы прозрачны для света!
Мальчик, ты понял, что стало с тобой
В это утро? Ты понял...

Что ж, скоро ветер окрепнет и мы
Навсегда оттолкнемся от тверди.
Мы ворвемся на гребне волны
В ледяное сияние смерти...

Радость моя, мы летим!
Выше, и выше, и выше,
Города проплывают под нами
И птицы с ликующим криком
Взмывают под самое небо
Прощаясь с тобой...

Все для тебя в этот день!
Горы, и реки, и травы,
Это утро - последний подарок Земли
Так прими его в Вечность с собой!

Плачь, мы уходим отсюда, плачь,
Небеса в ледяной круговерти,
Только ветер Сияния, плачь,
Ничего нет прекраснее смерти!

Плачь, слышишь - Небо зовет нас, так
плачь,
С гулом рушатся времени своды,
От свободы неистовой плачь,
Беспредельной и страшной свободы!

Плачь, мы уходим навеки, так плачь,
Сквозь миры, что распались как клети
Эти реки сияния! Плачь!
Ничего нет прекраснее смерти!

Абраксас

Я вхожу в мастерскую, отбросив свой разум,
Словно бремя одежды пред ночью любви.
И мой мозг обнажён и очищен от грязи,
Я свечусь изнутри, я как раб безотказен,
Мною правит сегодня не сердце, но руки мои!

И на рвущихся струнах сверкающих яростью нервов моих,
Заиграли свой варварский марш горбоносые карлы!
Я крушу зеркала, чтоб не видеть, как смотрит двойник!
Зеркала, разбиваясь, сочатся багровым и алым!

Под гнусавые вопли волынок и гром тамбуринов,
Карлы вносят стальные сосуды с багряною глиной.
Мои руки в кистях костенеют и рвутся к сосудам.
Я бы предал и продал бы всё ради этой минуты!

Словно лезвия в печень врага вонзаются пальцы в глину.
Погружаюсь во прах, чтобы вырвать у мрака хребет, сердцевину!
Я - разомкнутый круг, обрету в этом прахе смыкание круга.
Мой укрывшийся в глине двойник, я ищу твою руку!

Отобрав мою жизнь, мой двойник и мой враг,
Я останусь один в том и этом мирах.
И падут предо мною преграды стекла,
Я смогу без препятствий входить в зеркала!

Да, я - разомкнутый круг, обретаю смыкание круга!
Мой таящийся в глине двойник, я держу твою руку!

Тесно стиснуты пальцы, суставы трещат.
Позвоночник дрожит, как лебёдки канат.
Я ликую, я вижу - победа близка,
Показалась из глины рука двойника!
Но внезапный удар - карла молотом бьёт меня в спину!
И пол круглится как шар и двойник меня тянет во мрак, в глину!
Я угрём извиваюсь до хруста в костях.
Словно пойманный зверь, словно рыба в сетях.
Но всё ближе предел, я слабею, борьба бесполезна.
И последний рывок - я лечу в эту красную бездну...

Я стою в мастерской, только окна не слева, а справа...
И смертельный покой проникает в меня, как отрава...
Мои пальцы становятся глиной...
Мои руки становятся глиной...
Мои веки становятся глиной...
Кровь густеет и сердце...
Сердце каменеет в груди...

Двойник победил.

Девять жизней к востоку от Рая возле красных холмов

Инструментальная

Двери! Двери!

Оргия Праведников

2005

Запись - Эвелина Шмелева, студия Рок-Академия
Mastered by Youry Bogdanov at Magic Mastering Studio
Директор проекта Кирилл Клюкин
В записи принимали участие:
Елена Егоренкова, сопрано (2)
Андрей Немзер, тенор (2), (4)
Алексей Калан, баритон (2), (3)
Евгений Астафуров, бас (2)
Светлана Васильева, виолончель (4), (10)
Алексей Саврасов, бэк-вокал (5)
Данила Калугин, детский голос (2)
Художник: Дмитрий Воронцов
Фото: Сергей Бабенко
Дизайн: Андрей Равин

Хотите оставить комментарий? Авторизуйтесь!
Показать все комментарии

Радио