Войти:
Свобода в служении!
На главную Блог О группе Дискография Видео Фото Магазин Библиотека Форум Фан-клуб Ссылки
Пока ничего не известно. Мы сами не знаем, когда следующий концерт, честно.
Послушать:
  Ночь защиты
  Последний воин мертвой земли
  Ничего нет прекраснее смерти
  Абраксас
  Хуанхэ. Дождь над великой рекой
  Битва деревьев (Аквариум)
  Сицилийский виноград
  Покой и свобода
  Селедка
  Тотал контрол
  Это не жизнь!
  Возвращение в Неаполь
Сейчас играет:

Ночь защиты

Отвори мне дверь,
Позови меня сесть у огня,
Разреши мне немного побыть в этот вечер с тобой.
Никогда, поверь,
Не искал за пределом себя,
Но сегодня мне нужно, чтоб рядом был кто-то другой.

Я пришел молчать о помощи,
Я всего лишь беглец, я не выдержал Света Пути,
но
Ты не можешь знать, что значит - быть помнящим,
Дай мне забвенье, позволь мне войти.

Слышишь, я хочу успеть
В эту полночь защиты от холода внешних миров
Отделить и отдалить хотя б на время смерть
От того, что неведомо мне и зовется Любовь.

Дай мне ладонь, скажи мне, что я здесь -
Прикоснись, скажи мне, что я есть.

Ближе,
Обвей мои плечи рукой
И держи меня крепче, так надо - не дай мне уйти.
Ночь все тише,
Я прошу, подари мне покой,
Помоги мне закрыть эту страшную пропасть в груди!

Я молю как о Причастии -
Удержи мою плоть от распада, восставь мою кровь,
Будь мне спасением, все в твоей власти,
Так влей в эти мертвые руки живую любовь!

Слышишь, дай мне быть,
Отними мое сердце у тех, кто приходит из снов,
Я хочу, но без тебя, поверь, мне просто нечем жить,
Лишь один поцелуй над ключицей - и я полон вновь.

Я прошу, позволь себе посметь,
Подмени собою мою смерть.

Звезды, звезды вокруг и внутри,
И Нефрит есть Священник, и Яшма - есть Истинный Храм.

Робкие тени, предвестники близкой зари,
В призрачном танце скользят по сплетенным телам.

Словно в тигле Воскресения,
Прошлое плавится, меркнет и стынет золой.
Ангел над нами - мы скрыты под сенью крыл.
Lel Chimurim - Ночь Защиты плывет над землей!

Последний воин мертвой земли

Удары сердца твердят мне, что я не убит,
Сквозь обожженные веки я вижу рассвет.
Я открываю глаза - предо мною стоит,
Великий Ужас, которому имени нет.

Они пришли, как лавина, как черный поток,
Они нас просто смели, и втоптали нас в грязь.
Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок,
Они разрушили все, они убили всех нас...

Они пришли, как лавина, как черный поток,
Они нас просто смели, и втоптали нас в грязь.
Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок,
Они разрушили все, они убили всех нас!

И можно тихо сползти по горелой стерне,
И у реки срезав лодку пытаться бежать.
И быть единственным выжившим в этой войне,
Но я плюю им в лицо, я говорю себе: "Встать!"

Удары сердца твердят мне, что я не убит,
Сквозь обожженные веки я вижу рассвет.
Я открываю глаза - предо мною стоит,
Великий Ужас, которому имени нет.

Я вижу Тень, вижу пепел и мертвый гранит,
Я вижу то, что здесь нечего больше беречь.
Но я опять поднимаю изрубленный щит,
И вырываю из ножен бессмысленный меч.

Последний воин мертвой земли...

Я знаю то, что со мной в этот день не умрет,
Нет ни единой возможности их победить.
Но им нет права на то, чтобы видеть восход,
У них вообще нет права на то, чтобы жить.

И я трублю в мой расколотый рог боевой,
Я поднимаю в атаку погибшую рать,
И я кричу им - "Вперед!", я кричу им - "За мной!"
Раз не осталось живых, значит мертвые - встать!

Последний воин мертвой земли...

Ничего нет прекраснее смерти

Радость моя, вот и все.
Боль умерла на рассвете.
В нежных перстах облаков,
Розовым шелком струится
Еще не родившийся день.

Вздох мой, как стало легко!
Воздух вливается в окна,
Время. Мы вышли из дома,
Мы стоим над обрывом,
Встречая рассвет.

Радость моя, вот и все,
Боли отныне не будет
Золотом плавятся горы
И вспыхнули реки -
Осанна! -
И солнце взошло.

Свет пронизал нас насквозь!
Мы прозрачны для света!
Мальчик, ты понял, что стало с тобой
В это утро? Ты понял...

Что ж, скоро ветер окрепнет и мы
Навсегда оттолкнемся от тверди.
Мы ворвемся на гребне волны
В ледяное сияние смерти...

Радость моя, мы летим!
Выше, и выше, и выше,
Города проплывают под нами
И птицы с ликующим криком
Взмывают под самое небо
Прощаясь с тобой...

Все для тебя в этот день!
Горы, и реки, и травы,
Это утро - последний подарок Земли
Так прими его в Вечность с собой!

Плачь, мы уходим отсюда, плачь,
Небеса в ледяной круговерти,
Только ветер Сияния, плачь,
Ничего нет прекраснее смерти!

Плачь, слышишь - Небо зовет нас, так
плачь,
С гулом рушатся времени своды,
От свободы неистовой плачь,
Беспредельной и страшной свободы!

Плачь, мы уходим навеки, так плачь,
Сквозь миры, что распались как клети
Эти реки сияния! Плачь!
Ничего нет прекраснее смерти!

Абраксас

Я вхожу в мастерскую, отбросив свой разум,
Словно бремя одежды пред ночью любви.
И мой мозг обнажён и очищен от грязи,
Я свечусь изнутри, я как раб безотказен,
Мною правит сегодня не сердце, но руки мои!

И на рвущихся струнах сверкающих яростью нервов моих,
Заиграли свой варварский марш горбоносые карлы!
Я крушу зеркала, чтоб не видеть, как смотрит двойник!
Зеркала, разбиваясь, сочатся багровым и алым!

Под гнусавые вопли волынок и гром тамбуринов,
Карлы вносят стальные сосуды с багряною глиной.
Мои руки в кистях костенеют и рвутся к сосудам.
Я бы предал и продал бы всё ради этой минуты!

Словно лезвия в печень врага вонзаются пальцы в глину.
Погружаюсь во прах, чтобы вырвать у мрака хребет, сердцевину!
Я - разомкнутый круг, обрету в этом прахе смыкание круга.
Мой укрывшийся в глине двойник, я ищу твою руку!

Отобрав мою жизнь, мой двойник и мой враг,
Я останусь один в том и этом мирах.
И падут предо мною преграды стекла,
Я смогу без препятствий входить в зеркала!

Да, я - разомкнутый круг, обретаю смыкание круга!
Мой таящийся в глине двойник, я держу твою руку!

Тесно стиснуты пальцы, суставы трещат.
Позвоночник дрожит, как лебёдки канат.
Я ликую, я вижу - победа близка,
Показалась из глины рука двойника!
Но внезапный удар - карла молотом бьёт меня в спину!
И пол круглится как шар и двойник меня тянет во мрак, в глину!
Я угрём извиваюсь до хруста в костях.
Словно пойманный зверь, словно рыба в сетях.
Но всё ближе предел, я слабею, борьба бесполезна.
И последний рывок - я лечу в эту красную бездну...

Я стою в мастерской, только окна не слева, а справа...
И смертельный покой проникает в меня, как отрава...
Мои пальцы становятся глиной...
Мои руки становятся глиной...
Мои веки становятся глиной...
Кровь густеет и сердце...
Сердце каменеет в груди...

Двойник победил.

Хуанхэ. Дождь над великой рекой

К.К.

1.
Мокрый тростник на полу.
Третью неделю дожди.
Поднимая циновки, смотрю
На теченье Великой реки.
Утром я вышел под дождь
И долго стоял, подставив лицо и ладони
Потокам воды - мне казалось,
Что Ты говорила со мной.

2.
Шмель намок и не может летать,
Стрекоза на промокшем кусте.
Вдоль теченья гуляю один
Под дырявым зонтом.
Тушь закончилась в марте -
Рисую стихи на песке
И, мгновенье спустя, их смывает
Одним из ручьев,
Текущих к Великой реке.

3.
Пение жаб в камышах.
Ночью я вижу во сне,
Как река поднялась
И Великие воды подмыли мой дом.
Чуть качаясь на желтых волнах
Моя хижина тронулась в путь
По Великой реке,
Опускаясь до Дельты,
За которой, быть может,
Мы станем с Тобою одно.

Битва деревьев (Аквариум)

Я был сияющим ветром, я был полетом стрелы.
Я шел по следу оленя, среди высоких деревьев.
Помни, что, кроме семи, никто не вышел из дома,
Той, что приносит дождь.

Ветви дуба хранят нас, орешник будет судьей.
Кровь тростника на песке - это великая тайна.
Кто помнит о нас? Тот, кто приходит молча,
И та, что приносит дождь.

Только во тьме - свет.
Только в молчании - слово.
Смотри, как сверкают крылья,
Ястреба в ясном небе.
Я знаю имя звезды,
Я стану словом ответа,
Той, что приносит дождь.

© Б.Гребенщиков

Сицилийский виноград

1.
Напоённый светом Солнца,
Я дремал под сенью лоз.
Только руки цвета бронзы,
Отвлекли меня от грез.

Бормотал напев старинный
Налетевший с моря бриз.
Мной наполнили корзины
И влекли по склону вниз.

Мной наполнили корзины
И влекли по склону вниз!

2.
Еле виден из-под клади,
Топал ослик - цок да цок.
Так я въехал на осляти
В ликовавший городок.

На руках меня с мольбою
Нес священник к алтарю
И кропил Святой Водою
Плоть янтарную мою.

И кропил Святой Водою
Плоть янтарную мою!

 

Припев:
Olela, чудо, Дева Мария!
Olela, чудо, Святой Себастьян!
Olela, чудо, Дева Мария!
Olela, чудо, Святой Себастьян!

3.
А потом меня свалили
В чан, подобный кораблю.
И плясали, и давили
Плоть янтарную мою.

И плясали, и давили
Плоть янтарную мою.
Растерзали, умертвили
Плоть прекрасную мою!

Под давильщика стопою
Сокрушалась жизнь моя.
И бурлила кровь рекою,
И текла через края.

О, что за мука, Дева Мария!
Что за страданье, Святой Себастьян!

О, что за мука, Дева Мария!
Что за страданье, Святой Себастьян!

4.
Вот, от плоти разрешенный,
Я предстал на грозный суд.
Дух, в крови моей зажженный,
Запечатали в сосуд.

Годы в каменном подвале
Под стеной монастыря.
Превращалась в лед и пламень
Кровь янтарная моя.

Превращалась в лед и пламень
Кровь янтарная моя.

Годы без света, Дева Мария!
Годы во мраке, Святой Себастьян!

Годы без света, Дева Мария!
Годы во мраке!

5.
Отворив Врата Заката,
В подземелие вошли
Два Сияющих прелата
И склонились до земли.

Гром ударил с колоколен.
В Чашу Света, пролита,
Воспаряет над престолом
Кровь пречистая Христа.

Воспаряет над престолом
Кровь пречистая Христа!

6.
И скорбящих, и заблудших
Приглашаю я на пир.
Я вовек единосущен
Тем, Кто создал этот мир.
Я вовек единосущен
Тем, Кто создал этот мир.

7.
Переполнена любовью,
Всем сияет с алтаря.
Чаша с Истинною Кровью -
Кровью цвета янтаря.

Припев:
О, что за радость, Дева Мария!
Что за блаженство, Святой Себастьян!
О, что за радость, Дева Мария!
Что за блаженство, Святой Себастьян!

Покой и свобода

Белый дым,
Поднимается облаком.
Светлым и седым,
В синеву небес.
Слышу шелест трав,
Вижу вереск холмов твоих.
Мир моих снов.
Гомон ручьев,
Струящих хрусталь.
Средь вечных дубрав -
Покой и свобода...

Час придет,
И грехи мне простятся.
И встречу я рассвет,
Средь твоих холмов.
В руку посох взяв,
Я бродягой пойду по стране
Моих снов.
Где клекот орлов,
Простерших крыла,
Над скальной грядой -
Покой и свобода,
Покой и свобода..

Селедка

Ах, какая, братцы, мука,
И какая блядь, хуйня.
Я селедку ем без лука.
Лука нету у меня.

То, что в доме нет картошки,
Хуй с ней, нет ее давно.
То, что хлеба нет ни крошки,
Тоже, в общем-то, говно.

Но все облазил, вплоть до ванной,
В каждый заглянул пакет.
Нету луковицы сраной.
Сраной луковицы нет!

Я вообще молчу про водку,
Водку помнить - это спесь.
Ем ебучую селедку!
Хули делать - надо есть.

Не еда, а волхованье,
Медитирую, жую.
Про раздельное питанье,
Сам с собою говорю.

Между прочим, даже вкусно.
Как распробуешь - поймешь.
Поначалу вроде грустно,
А потом - так хуй уймешь.

За окошком дело к маю,
Солнце - Огненная Пещь.
А я селедочку вкушаю,
Заебательская вещь!

Если б мне немного чаю
(Это я уже пою)...
Нету чаю - не серчаю,
Я водичкою запью.

А еще окно открыто,
И разложена кровать.
Ложка-вилка перемыта.
Все, пиздец. Пошел читать.

Тотал контрол

Э файр ин зе скай
Э хелл он зе граунд
Зетс ё дизайе
Лукинг эраунд

Дак ин зе соул
Спирит оф дэс
Тотал контрол
Полный пиздец

Это не жизнь!

Моя любовь сидит на кухне в фиолетовых клубах,
Я раздолбал её надежды молодые в пух и прах.
Она хотела к Авалону с белым лебедем лететь,
А ей приходится над грязной сковородкою корпеть.

Моя любовь сидит на кухне в фиолетовых клубах,
А я разлегся на диване и чешу себе пах.
Она мечтала о слиянии энергий инь и янь,
А вместо янь в соседней комнате валяется пьянь.
"Это не жизнь. - она думает, - это не жизнь!"
Нет, моя милая, именно вот это - жизнь!

Я еле-еле поднимаюсь, в темноте ищу штаны.
Обрушив кресло понимаю, что штаны не так важны.
Я открываю дверь на кухню, говорю: "Да ладно, брось!"
При этом локтем рефлекторно прикрываю себе нос.
"Это не жизнь! - она кричит мне, - Это не жизнь!"
Ох, моя милая, боюсь что это жизнь!

Потом мы курим с ней на пару до шести часов утра,
Мы так курили год назад и мы курили так вчера,
И до утра мы ищем корень наших горестей и бед,
И разумеется находим его именно во мне.
Но это жизнь, что поделаешь - жизнь!
Я не протестую, я знаю - жизнь.

Возвращение в Неаполь

Минули годы, сбылися пророчества,
Вновь я на волны гляжу с корабля.
Друг мой! Отныне мое одиночество,
Уж не разделит тебя от меня.
Друг мой! Отныне мое одиночество,
Уж не разделит тебя от меня.

В море бросаются чайки проворные,
Песни русалок летят к облакам.
Сердце мое, навсегда непокорное,
Днесь продвигается к отчим брегам.

Мраморна дева в святом постоянстве,
Следит, как невидимый праздным глазам.
Белый кораблик из дальнего странствия
К дому скользит по лазурным стезям.
Белый кораблик из дальнего странствия
Тихо скользит по лазурным стезям.

Мрежи расторгнуты, сняты прещения,
В брежных утесах вздыхает прибой.
Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?
Помнишь ли ты о моем возвращении,
Знаешь ли ты, что я рядом с тобой?

В странных широтах, за грозным экватором,
Крест одинокий взывает к звездам.
Вечное Солнце горит над Неаполем,
Вечное Небо смеется волнам...

Кораблик

Оргия Праведников

2004

Запись - Эвелина Шмелева, Сергей Костин.
Постконцертная обработка - Александр Пленингер, Эвелина Шмелева.
Художник - Дмитрий Воронцов.
Фото - Дмитрий Петров-Тверской, Старый Пионэр.

«Битва деревьев» – песня Б. Гребенщикова (Кад Годдо)

Хотите оставить комментарий? Авторизуйтесь!
Показать все комментарии

Радио