Войти:
Свобода в служении!
На главную Блог О группе Дискография Видео Фото Магазин Библиотека Форум Фан-клуб Ссылки
Пока ничего не известно. Мы сами не знаем, когда следующий концерт, честно.
Послушать:
  Flores de muertos
  Вдаль, по синей воде
  Звёздной тропой
  Черная земля
  Эпитафия II
  Русский экстрим
  78-й
  Окна
  Рыцари неба
  Для тех, кто видит сны
  Rex :: Rock-Requiem
Записано в
Сейчас играет:

Flores de muertos

...las muchas aguas no podrán apagar el amor
Ni lo ahogarán los ríos!

Fuerte es como la muerte el amor

И увидел я мертвых, малых и великих, и книги раскрыты были, и судимы были мертвые по написанному в книгах, каждый по делам своим.

שימני כחותם על ליבך,

כחותם על זרועך

כי עזה כמוות אהבה

כי עזה כמוות אהבה

Habéis visto al que ama mi alma?

קשה כשאול קנאה:

רשפיה רשפי,

אש שלהבתיה

אש שלהבתיה

Su izquierda esté debajo de mi cabeza, Y su derecha me abrace
Mi amado es blanco y rubio, Señalado entre diez mil

 

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний.

מים רבים,

לא יוכלו לכבות

את האהבה את האהבה,

ונהרות,

לא ישטפוה;

אם ייתן איש

את כל הון ביתו,

באהבה

בוז, יבוזו לו.

Lacrimosa dies illa
Qua resurget ex favilla
Udicandus homo reus
Huic ergo parce, Deus

          Las muchas aguas no podrán apagar el amor


Confutatis maledictis

Flammis acribus addictis
Voca me cum benedictis

          Ni lo ahogarán los ríos

И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет.

И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Агнца с человеками, и Он будет обитать с ними и отрет всякую слезу с очей их,

и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни не будет, и ничего уже не будет проклятого; ибо прежнее прошло.

          Su bandera sobre mí fué amor!

כי עזה כמוות אהבה

שלהבתיה

כי עזה כמוות אהבה

שלהבתיה

רשפי, אש

 

Вдаль, по синей воде

Для пересечения Атлантики Уильям Уиллис в возрасте семидесяти пяти лет строит крошечную яхту, длиной менее трёх с половиной метров, на которой в мае 68-го года покидает американский континент.
Осенью в четырехстах милях от ирландского побережья была обнаружена полузатопленная яхта со сломанной мачтой...
Людей на судне не оказалось.

Вдаль, по синей воде,
Вдаль, по синей, синей воде
Вот плывёт моя лодочка в вечном Нигде,
Вдаль по синей воде

Вот и снова я просто никто,
Вот и снова я – только движенье весла,
И летучие рыбы парят за кормой,
И в зените раскинула чайка крыла.

Вдаль, по синей воде,
Вдаль, по синей, синей воде
Вот плывет моя лодочка в вечном Нигде.

Я устал отражаться в кривых зеркалах
Ожидающих и недоверчивых глаз,
Ну а здесь – никого, только я и Аллах,
А задуматься если – так нету и нас...

Вдаль, по синей воде,
Вдаль, по синей, синей воде
К загоревшейся в небе вечерней звезде –
Вдаль, по синей воде...

... однажды, когда мне было пять лет, я забрался в лодку, отвязал причальный канат и взялся за вёсла, но они оказались слишком тяжелы для моих маленьких рук. Приливным течением меня стало относить прямо в открытое море...

Вдаль, по синей воде,
Вдаль, по синей, синей воде
Вновь плывёт моя лодочка в вечном Нигде

Вдаль, по чёрной воде,
По бушующей чёрной воде,
К затерявшейся в буре далёкой звезде,
Вдаль, по чёрной воде...

Вдаль, по синей воде,
К утренней, ясной звезде
Вдаль, по синей, синей воде,
Вдаль, по синей воде...

Вдаль!

Звёздной тропой

Домой едут Цари-звездочёты
   Домой едут Цари-звездочёты
      Домой едут Цари-звездочёты....

Домой, тайной тропой
Звездной тропой
Мы едем домой!

   Скрылось за горными кручами алое Солнце
   Ветер затих, близится ночь
   Враг ожидает вестей – только мы не вернёмся
   Тайною звёздной дорогой мы двинемся прочь

Домой, тайной тропой
Звездной тропой
Мы едем домой!


  Всё, что вокруг – только сказки пространства
  Центром Вселенной становится край
  Мы отыскали Дворец под Звездой Постоянства –
  Им оказался заброшенный старый сарай

 Дремлет Младенец – вот золото, ладан и смирна
 Всё, чему должно – свершится в свой срок
 А Звезда всё горела над кровлей, так ясно и мирно
 В час, когда мы, восклонившись, ушли за порог

 Мы едем домой, мы не знаем о том, что –

 Утром рыдать будет город о детях
 Разбитых о камни и брошенных в ямы
 Что в эту минуту уже, задыхаясь
 Спешат беглецы по дороге в Египет

 Мы едем домой. И несём в своём сердце
 Покой Рождества.
 И все тысячи будущих ёлок, игрушек,
 Подарков, волшебных огней...


 Домой, тайной тропой
 Звёздный покой
 Мы уносим с собой –
 Сердце открой!
 Звёздный покой
 Мы несём вам с собой
 Тайной тропой!

 Домой едут Цари-звездочёты
   Домой едут Цари-звездочёты
      Домой едут Цари-звездочёты

Домой...

Черная земля

(Памяти Егора Летова)

«... Хотите верьте, хотите нет, но было так. Я пошёл на кухню заварить чайку, и вдруг явственно услышал, как внутри моей головы Егор поёт строчку про чёрную землю. Именно поёт, то есть музыка тоже сразу была понятна. Очень похоже на эффект, когда у тебя в голове начинает крутиться запомнившаяся песня, но намного ярче. Я схватил ручку и стал прислушиваться, разобралось ещё несколько образов и строк. Потом галлюцинаторный эффект голоса пропал, как если бы с той стороны убедились, что я слышу. Но образы и строчки продолжали появляться и текст мгновенно оказался написан. Как трактовать происшедшее — пусть каждый решает сам. Но суть в том, что это не просто песня-посвящение. Это, как бы, ненаписанная песня Егора, вернее песня, пришедшая с той стороны, этакая «Made in Heaven». Можно смотреть на дело оккультно и всерьёз думать, что её Летов с Того Света надиктовал. Можно материалистически, и тогда получается, что таким экзотическим образом попросту пришло вдохновение. Но правильнее, на мой взгляд, подход мистический. Все мы одно, и граница между «я» и «ты» очень условна, особенно для того, кто уже ушёл. Поэтому между оккультным и материалистическим подходами нет противоречия, они вообще говорят одно и то же, если вдуматься. Такие дела». — С. Калугин, из интервью, посвященного выходу сингла «Шитрок».

Ласточки, цветочки, птички, тополя,
Над моею крышкой — чёрная земля,
Над моею вербой — звёзд круговорот,
Надо мною в небе — яростный восход!

Некому смеяться, некому рыдать,
Некому скрываться, нечего скрывать,
Некому нажраться, некому курить,
Некому сражаться, некого любить!

Над моею крышкой — чёрная земля,
Над моей воронкой — вербы, тополя,
Едет по вселенной маленький вагон —
Тамбур заколочен, стены без окон!

Клеточке — раскрыться, зайчику — скакать,
Кто теперь решится сказку рассказать?
Кто теперь засунет душу в обмолот?
Кто теперь полюбит? Кто тебе споёт?

Над моею крышкой — чёрная земля,
Круг моей ограды — вербы, тополя.
Странная картинка, странное кино —
Божия слезинка падает в г...но.

Некому смеяться, некому рыдать,
Некому скрываться, нечего скрывать,
Луковыми стрелами выстрелит земля,
Наливные яблоки, птички, тополя...

Разноцветных шариков радостный конвой,
Небо надо мною, небо подо мной.
Думали забыли? Думали п...дец?
Думали зарыли? Думали — мертвец?!

Некому скрываться, нечего скрывать,
Некого подставить, некого предать,
Некого ославить, некого купить,
Некого ограбить, некого убить.

Некому нажраться, некому курить,
Некому сражаться, некого любить,
Не к кому прижаться, некого обнять,
Не с кем обниматься — нечем обнимать!

Некому услышать, некому сказать,
Некому смеяться, некому рыдать,
Некому погаснуть, некому гореть,
Некому вот так вот — взять и умереть!

Бедная, ты, бедная, глупая земля!
Солнечные зайчики, минные поля.
Кто тебя полюбит? Кто тебе споёт?
Над моею вербой — звёзд круговорот...

Эпитафия II

Любовь моя, я так тебя люблю
Что от любви моей изнемогаю
Я словно Феникс в пламени горю
Едва погибну – тотчас воскресаю

И новых мук сладчайшее ярмо
Гнетет меня, лишая сна и воли
Я плачу оттого, что мне светло
И улыбаюсь – от смертельной боли

Мой каждый атом устремлен к тебе,
Все тело – крик, взыскующий слиянья...
Вот путь любви, пролегший по Земле.
Ступившие – оставьте упованья!

Пусть изваяют нас, сидящих здесь
Рука в руке, пусть милостью ваятель
Стыдит судьбы бездушный камнерез
Отсекший нас от радости объятий

Пусть камень вызов бросит временам
Влекущим нас в предел Второго круга
Где чашу скорби вечно пьет Тристан
И где Франческу бьет и мучит вьюга

Там наши тени бросит вихрь во мрак
Мы в сонме душ отверженных помчимся
Но Богу слава! В страшных Божьих снах
Мы до конца времен не разлучимся

На суд Последний будучи подъят
И будучи допрошен, что за сила
Мой бедный дух низринула во Ад
Отвечу я, не опуская взгляд –
"Любовь, что движет Солнце и светила!"


Скажи мне, мой ангел, зачем ты явилась
Зачем в мою душу внесла непокой?
Зачем мое сердце к тебе устремилось
Зачем я в безумье брожу сам не свой?

Лишь стоит глаза мне закрыть – возникает
Пред мысленным взором пленительный стан
И грезится мне – я тебя обнимаю
И горек, и сладок мне этот обман

И горек, и сладок сей древний обман!

«Отец мой, я много размышляла о своих грехах,
но у меня остался ряд недоумений, которые я не знаю как разрешить.
Найдётся ли у вас время для духовной беседы со мною ? 
Я прошу, я умоляю вас о встрече! Будьте милосердны!»

Давно я, стремясь оградиться от скорби
Влюбленность распял средь пробирок и колб
Рассек ей покровы, достигнул до корня
И стал неприступен, как каменный столб
И вот, в посрамленье гордыне познанья
Насмешник Эрот пробудился во мне
И вновь я, как мальчик, взыскую лобзанья
И имя твое повторяю во сне!

Он имя её повторяет во сне!

Затем ли я в девственном сумраке кельи
Годами смирял свою грешную плоть
Чтоб ты ликовала, творя новоселье
В том сердце, где раньше селился Господь!
Пусть душу оружьем проходят вопросы
Умру – напишите на камне моем:
«Под сим монументом лежащий философ
Погиб от любви, не жалея о том!»

Погиб как дурак, не жалея о том!

Русский экстрим

По этим мёртвым полям
На наших битых "Нивах"
Педали в пол
Фонтан из-под колёс!..

       Экстрим! Экстрим!

Куря сигару, скользить в лиловом "Феррари"
По автобану маршрутом Генуя-Рим
Должно быть, круто, но мы с тобой избрали
Судьбу иную: наш выбор – русский экстрим!

       Экстрим! Экстрим!

И если спросят, какой нам в этом профит
И если скажут: "Умней заняться чем-то другим"
То мы в ответ не поведём и бровью -
Мы просто будем делать дальше
Этот русский экстрим!

По этим мёртвым полям
На наших битых "Нивах"
Педали в пол
Фонтан из-под колёс!

Всё наше навсегда
Вперёд, пока мы живы
Из ямы в ров
С откоса на откос!

То камни, то вода
То глина, то крапива
Всё наше навсегда –
Вперёд, пока мы живы!

Так оно так, только дело совсем не в этом
Просто я помню тот жаркий день на исходе лета
 Друг говорит: "Продавай квартиру, валим отсюда"
А я подумал и сказал: "Знаешь, я так делать не буду".

Вот так и барахтаюсь с тех пор в родимой гуще
Типа надеялся сделать жизнь хотя бы немного лучше
Оказалось, проблема куда серьёзней
Только сунься – увязнешь в крови или в навозе

А друг живёт во Флориде, в целом  живёт неплохо
Пишет, что участок перед домом засеял горохом
Чтобы, как в деревне, в детстве, лущить его руками -
Что же эта жизнь делает с нами, а?..

78-й

Ave, Maria, gratia plena
Ave, Maria, Dominus tecum
Ave, Maria

Год 78-й
Над Москвой начало мая
Солнечный свет, небо в груди
Счастье как боль
Сердце замирает –
Что ждет меня впереди?

Год 78-й – мир устойчив и надежен
На Бельмондо куплен билет
Лучший журнал – «Техника молодёжи»
Смерти и ужаса нет...


Sancta Maria, Mater Dei
Оra pro nobis peccatoribus

Кончилось кино
Синий вечер наступает
Окна зажглись
Скоро домой
«Мама, я здесь!
Я еще погуляю?
Мам! Со двора – ни ногой!»

Мама, мама
Я, похоже, гулял слишком долго
Прости ...

Но мама,
Мне холодно, мама
Я стою перед запертой дверью
Мама, пусти!

Домой, домой – в 78-й
Домой, домой
Мама, открой!

Домой, домой – в 78-й
Домой, домой
Мама, открой!..

Ora ora pro nobis
Nunc et in hora mortis
Mortis nostrae. Amen.



Мама?..

Окна

Проходя переулком, до трещины в камне знакомым
Я смотрю, растирая меж пальцев сухую траву
Как горят мои окна под самою крышею дома
Мои окна в том доме, где я десять лет не живу

За Горбатым мостом распростёрлась иная эпоха
Там тенисты дворы, и сквозь ветви мерцающий свет
То горят мои окна, горят навсегда мои окна
Мои окна в том доме, где я появился на свет

В этот час настоящее зыбко, а время неплотно
Я иду через город и кажется – лишь оглянись!
И горят надо мной, и плывут надо мной мои окна
Навсегда мои окна в домах, где прошла моя жизнь


Мы однажды взлетим
В это небо и станем свободны
И когда в наши души
Ударит Великий Рассвет

То ответным огнём
Полыхнут на Земле наши окна
Навсегда наши окна –
В домах, там, где больше нас нет.


מלכות
יסוד
הוד
נצח
תפארת
גבורה
חסד
דַעַת
בינה
חוכמה
כתר

Рыцари неба

«У нас была возможность полететь к иным мирам,
но мы предпочли швыряться птицами в свиней».
Приписывается сэру Артуру Кларку


Мы пока слишком близко, и кровораздел
Так мучительно тяжко нам давит на плечи
Но когда мы увидим друг друга в прицел
Станет легче, мой ангел, клянусь, станет легче!


Осень. Расходятся наши пути
Рыцари Сердца не спорят с назначенной долей
Вечность, живущая в смертной груди
Бьётся в рёберной клетке и хочет на волю –
Вечность, живущая в смертной груди...

Мы учились свободе и песням у птиц
Золотая Заря стала нашим рассветом
Наша родина – Небо, и в нем не прочертишь границ
Так скажи мне, ты все еще помнишь об этом?
Наша родина – Небо, и в нем не прочертишь границ...

Так пускай же расходятся наши пути
Есть огонь, что сильней страшной ночи Эреба
Если вечность взрывается в смертной груди
Рыцарь Сердца становится Рыцарем Неба!
Если вечность взрывается в смертной груди...


Время вылечит всё, что навеки рвалось
И однажды, столкнувшись сентябрьским полднем
Мы уже и не вспомним, как все началось
Да и чем всё закончилось... Тоже не вспомним.



Посмотри, это осень. И ветви дрожат
Ветром сполохи клена вдоль улиц бросает
Это было тому лет пятнадцать назад –
Может, больше – я трудно теперь вспоминаю

Посмотри, это я, вон – иду через мост
Перегнулся, смотрю. Кинул в воду монету
И какой меня мучил в тот вечер вопрос?
Уж теперь не узнать. Да и нужно ли это...

Осень! Сильней листопад!
Это время опять продолжает теченье
Отчего я не вижу свой собственный взгляд
Что сквозь ветви и годы коснулся меня
На мгновенье?..

Для тех, кто видит сны

Инструментал

Rex :: Rock-Requiem

1.

Rex tremendae majestatis,
qui salvandos salvas gratis,
salva me, fons pietatis.

Recordare, Jesu pie,
quod sum causa tuae viae:
ne me perdas illa die.

Quaerens me sedisti lassus;
redemisti crucem passus.
Tantus labor non sit cassus.

Juste Judex ultionis
donum fac remissionis
ante diem rationis.

Ingemisco tanquam reus:
culpa rubet vultus meus.
supplicanti parce, Deus.
supplicanti parce, Deus.

2.

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.
Te decet hymnus, Deus, in Sion,
et tibi reddetur votum in Jerusalem

Exaudi orationem meam:
ad te omnis caro veniet.

Requiem (x3)
Aeternam dona eis, Domine.
Et lux perpetua luceat eis.

Requiem Requiem
Dona eis, Domine, dona eis, Domine,

Requiem aeternam dona eis, Domine,
et lux perpetua luceat eis.
Te decet hymnus, Deus, in Sion,
et tibi reddetur votum in Jerusalem(..rusalem, Jerusalem)

Et lux perpetua luceat eis.(x2)

Hosanna Hosanna
In excelsis Hosanna!
Hosanna Hosanna
In excelsis Hosanna!
In excelsis Hosanna In excelsis...

3.

Dies irae, dies illa,
solvet saeclum in favilla,
solvet saeclum in favilla,
teste David cum Sibylla

Quantus tremor est futurus,
quando judex est venturus,
cuncta stricte discussurus.

Tuba mirum spargens sonum,
per sepulcra regionum,
coget omnes ante thronum.

Mors stupebit et natura,
judicanti responsura.
Resurget creatura, judicanti responsura.

Liber scriptus proferetur
in quo totum continetur,
unde mundus judicetur.

Judex ergo cum sedebit,
nil inultum remanebit.
Quidquid latet apparebit.
Nil inultum!

4.

Kyrie eleison. |
Christe eleison. |x3
Kyrie eleison. |

Ho-Ho-Ho-Ho-Ho-Ho-Hosanna!(x8)

Kyrie eleison. |
Christe eleison. |x2
Kyrie eleison. |

Hoooooo-Hoooooo-Hoooooo!

Для тех, кто видит сны. Vol.2

Оргия Праведников

2016

Вторая часть альбома «Для тех, кто видит сны. Vol.2»

01. Flores de Muertos (4:44)
02. Вдаль, по синей воде (5:05)
03. Звёздной тропой (4:56)
04. Чёрная земля (3:16)
05. Эпитафия II (5:25)
06. Русский экстрим (3:11)
07. 78-й (5:12)
08. Окна (4:42)
09. Рыцари неба (5:16)
10. Для тех, кто видит сны (3:32)
11. REX (8:21)

Сергей Калугин — вокал, акустическая гитара, бэк вокал
Алексей Бурков — электрическая гитара, акустическая гитара, мандолина, чаранго, перкуссия, бэк вокал
Юрий Русланов — флейта, рояль, вокал, бэк вокалы, синтезатор, перкуссия, программинг
Артемий Бондаренко — бас гитара, вокал, программинг, бэк вокал
Александр Ветхов — барабаны, перкуссия

В записи также принимали участие:
Таисия Кислякова — виолончель (1, 7, 9), бэк вокал (5)
Елена Юркина — сопрано (1, 2, 6, 7, 8, 11)
Ирина Вылегжанина — виолончель (4)
Наталья Нгуен (Thu Nga Nguyen) — рояль (7)
Анна Демидова — орган (5)
Михаил Иглицкий — ассистент органиста (5)
Хор под управлением Александры Сидоровой (11)
Александр Миткевич — труба (1, 7, 10)
Максим Семенов — валторна (1, 7, 10)
Ростислав Квасов — тромбон (1, 7, 10)
Иван Лубяный — бэк вокал (5, 11)
Петя Бурков — детский голос (11)

Музыка: Оргия Праведников
Стихи: Сергей Калугин

Музыкальный продюсер: Алексей Бурков

Запись:
Иван Лубяный и Андрей Равин — студия JustStudio
Юрий Русланов — студия YUR records
Эвелина Шмелева — запись рояля (7); студия MSG
Андрей Равин — запись органа (5) и рояля (1, 8, 9); Белый зал Московской консерватории

Mixed and mastered by Youri Bogdanov at Magic Mastering Studio

Хотите оставить комментарий? Авторизуйтесь!
Показать все комментарии

Радио