Войти:
Свобода в служении!
На главную Блог О группе Дискография Видео Фото Магазин Библиотека Форум Фан-клуб Ссылки
Пока ничего не известно. Мы сами не знаем, когда следующий концерт, честно.

 Интервью

Сергей Калугин: 20 лет «Nigredo»

Сергей Александрович, многие ваши фанаты в курсе того, как вы «служили в армии», а вот о своем студенчестве вы никогда не рассказываете. Но наверняка этот период запомнился чем-то особенным, что могло произойти только в «студенческие годы чудесные»?

— Студенты музыкального училища, особенно народного отделения, к которому какой-то умник отнёс классическую гитару, мало чем отличаются от студентов какого-нибудь техникума связи. Интеллектуальная жизнь у нас не кипела, короче. Матерились, пили пиво, ржали как лошади. Такие дела. Но, кстати, именно благодаря этому я не вырос снобом. Ведь я пришел из английской спецшколы, полон ожиданий и предвкушений, что градус моей элитности повысится. А оказался в натуральном ПТУ. Сначала я ошалел настолько, что даже хотел отчисляться. А потом во мне что-то резко изменилось, и я увидел людей, с которыми учусь. И полюбил их. Офигенные ребята, на самом деле. Правда, в музыке мало кто из них остался - человека четыре на весь курс. Один из них — гениальной одарённости полиинструменталист Рушан Аюпов, основной его инструмент — баян. С ним вы его могли видеть во множестве клипов наших матёрых рокеров первой волны вроде Крупы (Царствие Небесное!), Сукачева или Скляра, которым вдруг понадобилось звучание баяна — с кем он только не играл. «По асфальту каблучки» — это он там наяривает.

Вы много путешествуете с концертами и по регионам России, и за границей — Украина, Израиль, Германия. Существуют ли какие-то особенности национального гостеприимства?

— Неа. Понимаете, на наши концерты ходит вполне определённый контингент, а он везде одинаковый. Причем в самом лучшем смысле - у нас настолько кайфовая аудитория, что как-то отличаться, даже в лучшую сторону, просто некуда. Везде лохматый с серьгой и девушка в пирсинге, спрашивающие: «А Туркестанский Экспресс будет?» — одинаковы. Когда я в Израиле обнаружил себя на ролевом фестивале в лесах около Иордании, причем хайратые евреи в славянских рубашках рубились на мечах с криками «Мы дети Одина!» и на досуге пели под барабаны «Ой люли гей да люли», я вообще чуть не съехал крышей. И нас так круто всегда принимают, и устраивают нам всякие ништяки: то на яхте по Днепру катают, то мы по нефтяным вышкам в Сургуте шаримся, а потом нам устраивают пожирание муксуна в турецкой бане, то машину дадут просто так — по Израилю поколесить, то в море окунут, то с моста сбросят, то по Берлину три дня экскурсоводят и в Потсдам катают, вписывают, кормят на убой… Один раз мне персонально гондолу с гондольером подогнали (это в том же Днепре было, в честь моего дня рождения). В общем, мы купаемся в любви и обожании и просыпаться от этого сна не хотим. Самое главное — это ведь от чистого сердца. Те отвязы, которые нам устраивают ни за какие деньги не купить. А стало быть — радуем мы людей, это ж они в ответ. Ну что сказать — спасибо, зайцы! Вы у нас волшебные!

20-летие альбома «Nigredo». Нередко вы говорите, что «те песни написал вьюнош, на которого я уже мало похожу, и почти не помню, о чем он думал». А как вы сейчас оцениваете этот альбом?

— Я молюсь об упокоении в селениях праведных человека, который сделал этот альбом, звукорежиссёра Жан-Марка Генса. Если бы не он — ничего бы не было. Это не продюсер Мишель Драшусов, без которого тоже бы ничего не было и который, по счастью, жив и оттягивается где-то в африканской глубинке. Но Мишель все это обеспечил, а Жан-Марк сделал из наигранной нами чертовщины продукт. Если бы не он, события бы просто не случилось. А так, отличный альбом вышел, вон, на мировых ресурсах посвященных дарк-фолку он всегда в первой десятке болтается, наравне со всеми «Сurrent-93» и пр. Мне это льстит, не скрою.

Некоторые песни с «Nigredo» («Восхождение Черной луны», «Радость моя») имеют свои варианты и в тяжелом металлическом» исполнении. А вот «Рассказ Короля-Ондатры…», «Танец Казановы» — нет. Не было желания исполнить их группой?

— Очень долго нас гоняли за то, что мы перепеваем мой старый материал, чем накрепко отбили у нас охоту, как говорит Леша (Алексей Бурков — гитарист группы, прим. ред.) «ковыряться в окаменевшем говне». Мы полностью ушли в новые вещи. Но прошло время, и возможно на досуге мы и устроим фэнам праздник. Тёма (Артемий Бондаренко — басист группы, прим. ред.) вон давно под «Луну над Кармелем» подговаривается. Причем намекает, что всю фламенковую чушь будет теперь изображать он сам, на басу. И даже пытается это воспроизводить. Ну, что сказать. Свежо. Крайне свежо. Осталось добавить две бочки и пару бензопил, для пущего нойза. Поклонники Дионисия Ареопагита и ЛГБТ будут в восторге, я думаю.

На «Nigredo» есть несколько сонетов из первого «Венка». Недавно у вас появился второй. Говорят, «Венок сонетов 2» появился на свет более, чем стихийно.

— Уверяю, первый появился не менее стихийно и по намного более глупой причине. Это ж не повод. Главное, что он появился — хрен сотрёшь. Так и следует поступать.

Стихи со сцены сегодня практически не звучат, поэзия все больше остается один на один с читателем либо теряет своих почитателей вовсе. Как вы думаете, почему? Мало талантливых поэтов? Или современный образ жизни в целом не поддерживает «лирический» взгляд на мир?

— Вот есть сайт, «Стихи.ру». На нем зарегистрировано, если мне память не изменяет, 200 000 поэтов, опубликовавшие в общей сложности 50 000 000 произведений. Из них талантливых по крайней мере 10 процентов. Итак, имеем пять миллионов талантливых стихов. Приятного чтения. Когда дочитаете до конца — расскажите, как впечатление.

Егор Жизненный
Студенченская газета «Студень»
Хотите оставить комментарий? Авторизуйтесь!
Показать все комментарии

Радио