Войти:
Свобода в служении!
На главную Блог О группе Дискография Видео Фото Магазин Библиотека Форум Фан-клуб Ссылки
Пока ничего не известно. Мы сами не знаем, когда следующий концерт, честно.

 Интервью

Интервью Сергея Калугина порталу Credo.ru

— Что скажете об отмене концертов Мэрилина Мэнсона в Москве и Новосибирске в конце июня? Говорят, большую роль в этом сыграли протесты православных активистов…

— Я могу это комментировать как музыкант прежде всего. Если мы посмотрим, кому выгодно и кому невыгодно все происходящее, то мы многое поймем. Музыканты — что «Behemoth», что Мэрилин Мэнсон — только выиграли, они получили очень нехилый пиар, особенно в тех странах, откуда они родом, и у них-то все будет хорошо: и концертов прибавится, и в прессе о них напишут. Кому невыгодно? Конечно — аудитории, но промоутеры меньше всего думают об аудитории, для них аудитория — это прежде всего потенциальная прибыль. Главным образом попали на деньги организаторы концертов, потому что именно они оплачивали музыкантам дорогу, проживание, гонорары, неустойки и так далее.

У нас ходят слухи, что на самом деле происходит передел собственности в среде музыкальных агентств, некая сила воспользовалась такими довольно дремучими ребятами для того, чтобы решить свои финансовые вопросы с конкурентами, вот и все. Ничего духовного — чисто бизнес, все упирается только в деньги.

Я не имею в виду, что православных активистов проплатили. Скорее всего, их умело использовали, тем более, если учесть, что среди них были провокаторы с сомнительной репутацией. С одной стороны, честные дуболомы, с другой — провоцирующие их на это дело профессионалы.

— Помимо Мэнсона Вы упомянули польскую группу «Behemoth». Что там была за история?

— Те же самые православные активисты в мае сорвали гастроли «Behemoth» в Хабаровске, Владивостоке, Томске и Новосибирские. Там вообще чуть ли не до мордобоя дело дошло, была блокада клуба, который организовывал концерт. Музыканты — ребята из католической страны, у них стилистически экстремальный дэт-металл с сатаническими клипами, это эстетствующий такой сатанизм, но если вдуматься, это искусство, у них такие же мощные, серьезные клипы, как и у Мэрилина Мэнсона. Срыв их гастролей — это была первая ласточка, ребята на них попробовали свои силы. Расправившись с «утенком», решили, что можно замахнуться и на «утку». И у них все получилось.

Понятно, что в искусстве эти православные активисты не разбираются, но если они всерьез хотят бороться с сатанизмом, то я бы им посоветовал блокировать концерты Стаса Михайлова или что-нибудь в этом роде. Все то, что у нас крутится по телевизору, вот это реальная беда.

Я вспоминаю, как давным-давно при храме, где прихожанином Костя Кинчев, была организована дискуссия на тему «Рок-музыка и христианство», и выступали батюшки, похожие на комсомольских активистов в 86-м году, когда решили разрешить рок и тоже организовывали дискуссии. И вставал один комсомольский активист, говорил, что нельзя мазать все одной черной краской, что есть рок-группы, которые борются за коммунизм. Вставал другой комсомольский активист, говорил: нельзя закрывать глаза на то, что есть неофашистские рок-группы. А потом вставал жирный партайгеноссе и говорил: «Мы сегодня интересно побеседовали, надо думать, надо решать». А рок-музыканты при этом сидели, как свадебные генералы, и им никто на всякий случай не давал рта раскрыть. Все приходили в надежде на диалог, а диалога не происходило. Так вот, в той церкви было абсолютно то же самое, но с православным уклоном. Вставал поп и говорил, что нельзя все мазать черной краской и что многие пришли к христианству благодаря рок-музыке, а второй говорил: нет, ведь есть сатанинские группы типа «Behemoth» и Мэрилина Мэнсона. А потом вставал третий, самый толстый, и говорил: «Мы интересно сегодня посидели, надо думать, надо решать». Мы с Кинчевым там делали важный вид, но говорить нам толком не дали.

Я все это почему вспомнил? Туда была допущена паства. А как сказал один священник, у нас пастыри присутствуют с правом монологического голоса, рок-музыканты — с правом диалогического, и паства — с правом вопросительного голоса. И вот встал один мальчик в косушечке, с правом вопросительного голоса, и беспомощно спросил: «А попса?.. А попса?!» Он не мог сформулировать, но, скорее всего, хотел сказать следующее: вашу мать, вы тут сидите, обсуждаете рок-музыку, при том, что реальное сатаническое явление, такое как попса, заполонило все и вся, и против этого никто не выступает, наоборот, все очень радуются, и батюшки это дело благословляют. Посмотрите, что творится! Поэтому православным активистам хорошо бы в этом направлении подумать.

— Что-нибудь еще посоветуете православным активистам?

— Обвинять Мэрилина Мэнсона в том, что он сатанист, так же глупо, как нападать, например, после спектакля на актера, который в этом спектакле играл дьявола. У православных активистов происходит путаница между художественным сценическим образом и самим артистом, они не умеют разобраться в том, что артист доносит своим творчеством. Костя Кинчев тоже в свое время говорил, что Мэрилин Мэнсон куда больший христианин, чем большинство официальных церквей Америки, потому что он честен, он обличает ханжество, бескомпромиссен в своих оценках и способствует очищению сознания людей.

— Энтео вряд ли разделит с Вами такую точку зрения. Не боитесь, что его гнев может быть направлен уже и на какие-то отечественные рок-группы, вроде Вашей?

Конечно! Если этому потакать, это будет разрастаться. Повторяю, идет борьба за распределение финансовых потоков, это борьба силовая, борьба политическая, но у нас политика от финансов неотличима. Настоящая политика кончилась много сотен лет назад, а то, что осталось — это столкновение неких финансовых интересов. И если кто-то захочет в этих целях использовать активистов типа Энтео, конечно, будут проблемы не только у Мэрилина Мэнсона. Но если финансового интереса не будет, сами по себе православные активисты — это не так уж серьезно. Да, всегда были, есть и будут люди типа Илиодора, которые кричат: «Бей интеллигента в жидовскую морду!» Мне эти черносотенцы всегда казались забавными пассажирами, но это все забавно до тех пор, пока остается цирком и клоунадой. Когда это не вмешивается в некие серьезные процессы, это, может быть, даже и хорошо.

— Можно ли считать деятельность православных активистов не только продолжением борьбы радикалов с современным искусством, но и своеобразным ответом на акцию панк-группы «Pussy Riot» в храме Христа Спасителя? Ведь до этой акции они не заходили на территорию музыки, ограничиваясь только выставками в Сахаровском центре.

— Понятно, что пуськи пришли в храм и там отличились, а Энтео с компанией явился на территорию музыкантов. Око за око, зуб за зуб. Но это же ветхозаветная мораль! Тогда уж надо честно сказать: мы не христианские активисты, а ветхозаветно мыслящие люди и соответственным образом поступаем.

Но вообще-то к отмене концерта Мэнсона они не имеют прямого отношения. Формально концерт был отменен из-за звонка о заложенной бомбе. И очень может быть, что Энтео бросил в Мэнсона яйца, а кто-то позвонил, и я почему-то думаю, что это вряд ли был Энтео. Скорее, это просто звенья одной цепи.

А то, что кризисные явления в РПЦ МП происходит, так им и положено там происходить. Прекрасно помню, как году в 90-м, когда уже никто не заставлял этого делать, но, тем не менее, Патриарх Алексий Второй усердно поздравлял в газете генерального секретаря Коммунистической партии с юбилеем Революции, и много было слов произнесено о величайшем благе коммунистической системы для родной Отчизны. Уже это не нужно было! И фактически одновременно с этим начинались процессы канонизации государя. Я тогда еще поразился, что это как в анекдоте: или крестик сними, или штаны надень. Так до сих пор и осталась ситуация некоего двоемыслия, как на военных билетах современной эпохи, когда на обложке двуглавый орел, а внутри красная звезда. Не было достигнуто того, что в христианстве называется целомудрием, сознание осталось расколотым. Так и не поняли, мы со Сталиным в обнимку или со Христом, — как-то очень хочется с обоими вместе. И новый Патриарх туда же, ёлы-палы — вручает Зюганову орден какого-то очередного святого равноапостольного! И до тех пор, пока это так, пока Церковь возвышает голос против Сахаровского центра, а не против того, что у нас Мавзолей на Красной площади стоит, причем с начинкой, о чем тут можно говорить? Будет, конечно, духовный кризис, и будет маразм, и маразм будет крепчать.

— Изменилось ли Ваше отношение к «Pussy Riot»? Помнится, когда Вы их защищали, не все в группе Вас поддерживали…

— Ну, во-первых, это все уже давно неактуально. Девчонок отпустили — и слава Богу. Девчонки, будучи молодыми, к сожалению, взятой планки не выдержали, началась клоунада. Я продолжаю к ним очень неплохо относиться, но в то время, когда в Киеве убивали людей, они зачем-то устроили в Сочи шоу с казаками… Я ужасно радовался, когда они сказали, что займутся правозащитной деятельностью. Я думал: ну молодцы, начали с чего-то легковесного, а потом прошли через горнило и вышли к чему-то подлинному и серьезному. Но вот не удержались. Ничего удивительного в этом нет, падать проще, чем подниматься. Может, они еще и поднимутся, но с этого шоу с казаками я перестал следить за тем, что у девчонок происходит. Просто Маше хочется пожелать хороших стихов, она хороший поэт, пусть стихи пишет, это у нее лучше получается.

А разногласия у нас в группе были не такие уж и серьезные. Мы все сходились на том, что с ними поступили абсолютно несправедливо, и диапазон мнений был просто вокруг того, чтобы их либо вообще отпустить, либо 15 суток — и отпустить. 15 суток — дело житейское и никому еще не вредило, даже Костя Крылов 15 суток метлой отмахал, и ничего. Никаких ярых антипусечников у нас в группе не было.

— А Вы сами с православными активистами никогда не сталкивались?

— Почему, я знаком с  Юрием Агещевым, координатором «Союза православных братств РПЦ», мы как раз с ним тогда и поругались на почве этих самых пусек, потому что он перевозбудился и стал призывать на их головы небесные кары, а мне девочек жалко стало, и в суде они хорошо говорили, и я переживал очень за них. И с тех пор мы, собственно говоря, с Юркой не общаемся, он перестал ходить на мои концерты.

Но, понимаете в чем дело, мы художники, мы не против кого-то, мы за людей, за человеческие нормальные отношения. Если Юра когда-нибудь поймет, что мной руководило, когда я впрягался за тех же пусек, я совершенно не собираюсь его ругать. Он вообще старый хиппи, как и отец Сергий Рыбко, который его патронирует. Ну старого хиппаря занесло в такое дуболомное илиодорство. Очень многие хиппари от мягкости перешли с жесткости, это еще у «Пинк Флойда» в «Стене» было красиво показано. И со мной, кстати, это происходило, я точно так же сдирал кожу, из левого становился правым в свое время, процессы эти мне понятны, только у Юрки они что-то затянулись. Пора смягчаться уже и начинать улыбаться, смотреть на кошек, на травку и радоваться происходящему. Маршировать в нашем возрасте уже как-то немножко… Пусть молодые маршируют, короче говоря.

А вообще этих активистов я знаю, общался с ними, хотя с Энтео не знаком. Но я видел, что с Петей Верзиловым Энтео вполне себе мило общается. Может быть, у них такая парная игра общественным мнением? Все это смешно.

Я черту под этим всем могу подвести такую: что думать надо и людьми оставаться. И понимать, что тот же Мэнсон — это не угроза духу на самом деле, а наоборот, это явление, которое духом поддерживается внутренне. А отвратительные кривляния, пошлые и бездарные, которые выливаются из средств массовой информации до сих пор, все никак не введут на это цензуру, вот это серьезно, и вот если бы православных активистов туда… Но они же испугаются! Понимаете, там какой-нибудь клан эстрадных музыкантов — они же могут и побить сильно, и в асфальт закатают, не задумываясь. Против этого бунтовать страшно, а стоило бы, между прочим.

— В общем, Вы предлагаете Энтео перенаправить свою энергию на попсу?

— Не то что предлагаю. Вот так посоветуешь перенаправить на попсу, а они побегут бить Агутина, который прекрасный музыкант, даром что существует в поп-среде. Я боюсь, что если люди неразборчивы, то они неразборчивы тотально. Но опять-таки, на попсу их никто не натравит.

— А как противостоять наступающему «духовному тоталитаризму», который начинает находить поддержку у государства?

— Я думаю, что не у государства. Пока, на данном этапе, их просто в качестве кулака задействует музыкальный бизнес. Так всегда было и у нас, и на Западе: стоило копнуть поглубже, и становилось видно, что такие правые организации подментованы, их всегда использовали в качестве бандитских крыш. Я знаю очень многих честных идеалистов ультраправых, которые ушли в это движение, а потом столкнулись с тем, что их просто-напросто делают бойцами в бандитских разборках. Ребята очень сильно обломились, ну и, в общем, наверное, во благо. Ребятам из этих православных организаций, которые действительно считают, что они таким образом защищают православные ценности, я могу посоветовать просто остановиться, немножко подышать, подумать, посмотреть вокруг себя повнимательнее и понять, кому это выгодно. И они осознают, что они не Христа защищают, а просто работают на бизнес, причем бесплатно.

Феликс Шведовский
Credo.ru
Хотите оставить комментарий? Авторизуйтесь!
Показать все комментарии

Радио