Войти:
Свобода в служении!
На главную Блог О группе Дискография Видео Фото Магазин Библиотека Форум Фан-клуб Ссылки
Пока ничего не известно. Мы сами не знаем, когда следующий концерт, честно.

Глава 1

В которой рассказывается, как благородный дон Юрий Русланов надумал предпринять организацию собственного музыкального коллектива и объясняются причины, его на то сподвигшие

«Как здорово, что все мы здесь…»

Предыстория группы «Оргия Праведников» берет начало в далеком 1986 году, когда будущего отца-основателя проекта, а в те времена всего лишь праздношатающегося оболтуса Юру Русланова, родная сестра Инна приволокла в агитбригаду биофака МГУ, где Юрия, по его собственным словам, «обучили играть на гитаре и петь хором». Что именно пел хором будущий отец - основатель история умалчивает, но, тщательно изучив брошюру «Звонкоголосая Агитация», выпущенную агитпропом к 70-летию Революции, смеем предположить, что, помимо непременного Окуджавы, в исполнении Русланова в те времена можно было слышать псалмы в духе поэта Рабиновича, автора упомянутой брошюры:

Нам сегодня нужно докричаться –
Завтра будет некому кричать!
Нам сегодня нужно достучаться –
Завтра будет некому стучать!

Как в воду глядел поэт Рабинович – прошло всего-то ничего лет, а стучать, действительно, стало некому, а главное - некуда. Агитбригада успела вдоволь покататься по просторам отчизны, но на дворе было начало 90-х, и петь со скромным мужеством Окуджаву стало далее невыносимо. Осознав этот факт, три агитбригадника – Сергей Крылов, Павел Моргунов и Юрий Русланов создали группу «Солнечные Пятна», через некоторое время превратившуюся в коллектив под названием «Барышня и Хулиган». К моменту смены имени Крылов покинул «Пятна», и лидерами стали Павел и его супруга Марина. Паша пел, играл на гитаре и был, естественно, Хулиганом, а Марина, как легко можно догадаться – подпевающей Барышней. Юра же играл на гитаре, а позже на басу, и ни о какой флейте не помышлял.

«Барышня» была заметным андерграундным проектом начала 90-х, непременным участником всех сколько-нибудь заметных инди-акций, и на волне недолгой любви Запада ко всему советскому, ребята даже прокатились в Италию – играли на фестивале Евросоюза в Римини. Уже после ухода Юры и Марины Паша собрал проект «Кашемировый Глобус», ныне пребывающий в состоянии вялотекущего полураспада. Ко времени игры в «Барышне» относится и первое знакомство Юры с еще одним будущим оргиастом, Сергеем Калугиным.
Калугин начал выступать в 1993 году – сначала в рок-кабаре «Кардиограмма» поэта Алексея Дидурова, точке, в которой начинали свою карьеру чуть ли не все барды-рокеры, а потом, при поддержке рок-журналиста Димы Урюпина – в любых мало-мальски пригодных клубах столицы.
Навороченные тексты и не менее навороченная гитара Сергея вызвали приступ ностальгии у многочисленной аудитории, оставшейся сиротствовать после отъезда в Америку знаменитого рок-барда Юрия Наумова, с которым Сергей приятельствовал в 80-х и от которого изрядно нахватался. Народ ломанулся.
Надо сказать, что в отличие от специфического виртуоза Наумова Калугин использовал классическую гитарную технику, коей обучился в музыкальном училище им. Октябрьской Революции (выпуск 1986 года), а в текстах не столько эксперементировал, как Ю.Н., сколько опирался на традиционные литературные образцы. Андерграундной публике, привыкшей к хиппово-травяной тематике, литературные экзерсисы Калугина показались откровением.
В музыкальном плане любимые Сергеем кельто-фламенково-барочные задвиги никто из русских рок-музыкантов тогда еще не использовал, Толкиена люди не знали, в мистическом богословии, из которого Калугин широкой горстью пер все, что плохо лежало, народ не шарил, в общем, Калугин был чертовски оригинален. Так зародился русский дарк-фолк, только этого тогда никто не понял.

Сольно выступавший Сергей и басист «Барышни» Юра Русланов сиживали в одних гримерках на фестивалях, трепались, пили кофе и предположить не могли, что много лет спустя будут играть вместе, причем Юрий – на флейте. А с флейтой вышло вот как.

В 95-м на Юру, который успевал не только андерграундить, но и учиться в МГРИ-МГГА на геофизика, нашел странный стих отдать Родине воинский долг. Ну, то есть, отучился человек и тупо отправился на год в армию.
В «Оргии» вообще навалом таких сумасшедших – служил басист Тема, служил барабанщик Саша Ветхов. Казалось бы – пойди, ляг в дурку как нормальный человек, оформи себе шизофрению и живи спокойно и счастливо! Так нет же, только двое вменяемых нашлись на всю группу: Калугин и Бурков, причем первый науськал второго. Вот у этих двоих – тяжким трудом заработанный в Пятнашке диагноз, а остальные – реально психи. Ладно. Попал, короче, геолог Русланов служить в оркестр 13 Штаба МВО в качестве басиста. Повезло. Наврал, небось, в военкомате, что без пяти минут Пасториус. Полковники у нас доверчивые.

Басист же Тема Бондаренко, между прочим, служил в оркестре ансамбля песни и пляски Московского Военного Округа в качестве звукорежиссера, к каковой профессии вообще никакого отношения не имел. Но это только начало путаницы - заметим, что профессиональных музыкантов из музыкальных училищ у нас вообще отправляют служить под Мурманск и за Байкал, без перчаток ставя в караул, отчего фаланги их музыкальных пальчиков к концу караула начинают непринужденно отламываться. Впоследствии из таких музыкантов выходят неплохие бомбилы, правда остается непонятным, зачем они учились 15 лет.

Но это профессиональные музыканты, а наши герои на тот момент к музыке отношение имели на уровне «трынь-брынь», вот очевидно поэтому они и служили в оркестрах в родной Москве. Справедливости ради надо указать, что Ветхов, несмотря на музыкальное образование, тоже служил в Москве и тоже в оркестре, но это – то самое исключение или, если хотите, чудо, которое лишь подтверждает печальное правило. Ветхову вообще везет на чудеса, ведь именно ему, и именно во время службы в армии, удалось осуществить то, о чем безнадежно мечтает каждый музыкант - Саша лично участвовал в выбрасывании пианино из окна 4 этажа на асфальт. Но мы отвлеклись.

Ю.РуслановНезадолго до армии Юрий и взял впервые в руки флейту. Подсадил его на это дело Алексей Калябин, бывший флейтист «Калинова Моста» и лидер арт-роковой группы «Вертоград». Забавно, что за год до образования Оргии Сергей Калугин пытался сотрудничать с этой группой, ребята репетировали, но не покатило. Дело закончилось сессионным участием Калябина в нескольких калугинских концертах.
Именно Калябин впервые поставил Русланову записи «Джетро-Талла», и Юрку зарубило настолько, что он задумал создать подобный русский проект. И продолжал его задумывать, мотая армейский срок.
Нет худа без добра - в оркестре, где проходила служба нашего отца - основателя, оказалось возможным обучаться игре на флейте так, что за год армии Русланов конретно наблатыкался дуть в дырки и жать на клапаны. К отрицательным последствиям Юриного увлечения Андерсоном и его группой можно отнести то, что много лет Юра не мог, а главное – не хотел избавиться от характерного андерсоновского «рокерского» посвиста, почти совершенно лишнего в саунде «Оргии». Откинувшись, Юра приступил к созданию собственного проекта.

Радио